elven_tankmen (elven_tankmen) wrote,
elven_tankmen
elven_tankmen

Categories:

Едим во Франции 44-го. Глава 9.



Утренние проблемы

Первые лучи солнца постепенно разгоняли тьму. И хотя вчера шёл дождь, небо всё ещё было затянуто облаками. Что ж, зато в облачную погоду можно было не опасаться налётов, к тому же окрестности Фалеза находились вне досягаемости одномоторных истребителей-бомбардировщиков РАФ.
Саори надела высохшую танковую униформу, вышла из амбаба. Она потянулась с полной грудью вдохнула свежий утренний воздух:
— М-м-м…
В воздухе витал аромат молодой травы, видимо, привычный для сельской местности. Однако только Юкари знала, что через пару месяцев эти края превратятся в неприглядное кладбище немецкой бронетехники.
— Так, что мне сегодня приготовить? Риса нет, так что надо бы достать чего-то съестного… — и, сняв водонепроницаемое покрытие с наружной печки она принялась придумывать меню.
В сумке, что висела у неё на плече, лежали сигареты, сигары, папиросная бумага и листовой табак. Для Саории это была валюта, на с помощью которой можно было купить продукты и наладить диалог с иностранцами.
— Доброе утро.
— Д-доброе… А-а? — Саори собралась было ответить на приветствие, как тут замерла.
— Чего ты на меня так смотришь? — подняла бровь Мако в чёрной танковой форме.
— Ну, ты проснулась рано, Мако! И уже переоделась! Э-это предзнаменование чего-то плохого? Не сегодня ли должны высадиться Союзники?
— Нет, ещё не судьбоносное шестое июня… И вообще я могу вставать рано… Тьфу на тебя, — недовольно надула щёки Мако.
— Н-ну, кто рано встаёт — тому бог подаёт… О, ты как раз вовремя, иди за мной!
— М? Куда ты собралась с утра пораньше?
— В магазин и к пекарям! Дождь перестал идти, так что наверняка к нам приедут местные фермеры!
— И я должна тебе переводить, да? — Мако понимала, что они с ней подруги детства.
— Конечно! Возьми котелок, рюкзак и флягу.
— Да, хорошо…
— А, доброе утро, Саори и Мако… Мако?!
— Доброе утро.
Михо, которая тоже уже переоделась, очень удивилась, увидев свою сонливую одноклассницу. Мако ответила на её приветствие, хотя и выглядела слегка обиженной.
— Доброе утро! О, Мипорин, давай вместе пойдём в магазин!
— А? Д-давай, Саори, — зеркально ответила Михо.
«Ну и ну, Саори с утра такая бодрая… Что ж, хорошо, что она стала самой собой…» — с улыбкой подумала Мако, глядя как Саори приобняла Михо.

В лесу рядом с деревней стояли несколько хорошо замаскированных трейлеров. Кучи дров лежали в палатках, чтобы не промокли. Тут располагалась пекарня 22-го танкового полка. Хлеб начали печь ещё рано утром, и сейчас из дымохода вовсю валил дым, а солдаты из различных частей стояли в очереди.
— Вот, ржаной хлеб на пятерых, — спустя пять минут пекарь в пилотке передала Михо и её подругам ещё горячий армейский хлеб в бумажном пакете.
— Данке. О! Он ещё горячий, только испекли, — и Михо откусила кусочек от прямоугольной булки ржаного хлеба. Пакет согревал её через форму.
— Ну, хлеб как хлеб. Такой же сухой и кислый…
— М-Мако, не надо, — Михо попыталась оборвать на полуслове Мако, которой не понравился хлеб.
— Ничего, вряд лиони понимают по-японски.
— Ну да, но всё равно… — Михо взволнованно посмотрела на ходивших вокруг них немецких солдат.
— Мипорин, ты всегда такая ответственная… Ладно, хлеб взяли, теперь идём в магазин! — и Саори повела девочек ко второму пункту назначения.

— Вот они.
— Ага…
— Вы смеётесь, оберфельдфебель? Эти азиатские школьницы?
— Не бывает таких молодых танкисток, даже в 12-й СС.
— Мне без разницы, как они выглядят и что вы думаете. Работайте как обычно.
— Есть, унтерштурмфер.

У армейского магазина уже собрались местные фермеры и спекулянты, устроив импровизированный рынок.
— О, яиц, яиц! И молока! — Саори сразу же стала торговаться с фермером на заполненной солдатами площадке.
В дополнение к Михо, она привела её и Мако в качестве переводчика, чтобы всё прошло более гладко. Выданные сигареты она тут же обменяла на свежие яйца и кипячёное молоко.
— Мне ещё нужны овощи для супа. Цуккини, помидоры, лук, баклажаны, паприка и сельдерей! — следом она выменяла только что собранные овощи.
— Эй, Мако, что в этой бутылке?
— Оливковое масло… Да, а здесь… Винный уксус.
— О-о, всегда нужно! Сколько сигарет?
— Две пачки или десять сигар.
— О, недорого. Передашь сигары, Мипорин?
— А, да.
Саори нашла среди выставленных на продажу продуктов очищенное масло и винный уксус и обменяла их на табак. «Морской чёрт» не курил, поэтому у них было в избытке сигарет, сигар, папиросной бумаги и листового табака. Однако заменить их на сладости вроде шоколада для утоления лёгкого голода, было невозможно. В общем, меньше, чем через десять минут, у каждой из них был полный бумажный пакет продуктов.
— М-м, Саори, ты молодец… Но как-то это тяжеловато.
— Да… Но зато сегодня снова вкусно поедим.
Мако и Михо были однозначно впечатлены разговорными навыками Саори. Мако хоть и легко давались языки, но получать нужное с помощью торговли умела только Саори.
— Да, много-много. Ладно, сделаю вам на завтрак…
Когда они возвращались обратно в амбар с полными сумками добра, их внезапно окликнули:
— Эй, стойте.
Один из солдат в очереди, похоже, хотел с ними поторговаться. Мако и Михо поняли смысл слов и сразу остановились, однако Саори продолжала идти вперёд, мурлыкая мелодию. Она решила, что звали не её.
— Нехорошо игнорировать людей, молодая фройляйн.
— А? Вы кто? — увидев перед собой фигуру, она поняла, что слова относятся к ней.
— Увлеклась торговлей, как я погляжу. Такими темпами нам ничего не достанется, — танкистки перед ней были одеты в точно такую же чёрную форму, но раньше она их не видела.
— Так что оставь свой мешок здесь, красотка.
— Что-что-что? — попав в окружение трёх странных танкисток, Саори стала испуганно озираться. Она понятия не имела, что её собираются ограбить.
— Плохо дело, Саори! — однако Мако прекрасно поняла смысл слов.
— Ладно, раз не хочешь по-хорошему…
— Ия-я!
У неё отобрали мешок, а ей саму толкнули так, что она села на землю.
— Саори!
— Хе-хе, тут полно овощей. Оставим себе. Хлеб брать не будем, — улыбаясь произнесла танкистка, изучая содержимое пакета.
— Что за, дела?! Что вы говорите?! — в слезах закричала Саори по-японски.
— Я тебя не понимаю, говори по-немецки.
— Верно. М?
— Стойте! Верните нам продукты! — раскинув руки, крикнула им Михо по-английски. Свой мешок она положила на землю.
— Ну и ну, теперь английский. Ты ведь Михо, да? Командир танка?
— Ты что, дрожишь? И это унтерофицер? — засмеялась другая танкистка, уперев руки в бока и взглянув на погоны Михо. Они и правда были разного телосложения, так что она смотрела на Михо с презрением.
— Пожалуйста, верните!
— Как же ты достала!
Несмотря на дрожь, Михо не сходила с места. Рассвирипевшая танкистка схватила более щуплую Михо за руку и…
— Ия-я! — девушка полетела на мокрую от утренней росы траву.
— Мипорин!
— Нисидзуми! — одновременно закричали Саори и Мако.
— Пожалуйста, отдайте.
— Не смотри на меня так, азиатская малявка! — крикнула хулиганка, которую крепко держали за ногу. Её вены пульсировали. Она подняла ногу, чтобы опустить её на голову своей жертве.
«Сейчас ударит!» — подумала Михо и инстинктивно зажмурилась. Но…
— Ва-а?! — вместо удара раздался глухой звук, как будто кто-то купал на землю. Когда она открыла глаза, та танкистка сидела на земле.
— А?
«Что случилось?» — спросила она себя и посмотрела вверх.
— Эй, чего спишь, Михо? — над ней, уперев руки в бока, и с недоверчивым видом стояла самая грозная фельдфебель 1-го взвода. Она проходила мимо, и увидев драку, отбросила девушку приготовившуюся добить Михо.
— Фельдфебель… Забрина?
— Эй, ты чего творишь?!
— А? Уж кто бы говорил, чего моих подчинённых бьёте? Я вас не знаю, из какой вы части? — грозно просила Забрина у дебоширок и пристально посмотрела на них.
— Т-тебя это не касается!
— Не касается?! Да вы у меня на глазах чёрт-те что творите?
Одна из танкисток схватила её за плечо, но получила мощный удар челюсть.
— Гху… — и она покатилась по траве прямо как Михо.
— Ты… Какого…
— А? Что-то не нравится?! Если хотите подраться со всем первым взводом, то пожалуйста. И нам плевать, сколько вас! — потрясая кулаком прорычала Забрина. За ней стояли остальные члены экипажа 613, готовые прийти на помощь. «Морской чёрт» действительно совсем недавно присоединились к 1-му взводу и часто не могли найти общий язык с окружающими, однако их товарищи всё равно не могли просто пройти мимо, не стоит недооценивать «танковое братство».
— Ах ты тварь! Эй, вы, уходим! — увидев, что преимущество уже не на их стороне, три танкистки разбежались, словно пауки.
— Вот гадины… Эй, Михо, встать сможешь? — фельдфебель шмыгнула носом и протянула лежащей Михо руку.
— Да, фельдфебель Забрина. Спасибо, что выручили…
— Да ничего. Я же у тебя в долгу. Не благодари, — её подчинённые тем временем собрали высыпавшиеся из пакетов овощи. Встав, Михо увидела, как они передали пакет Саори.
— Да. Спасибо вам большое… — видимо, оправившись от неожиданного страха, Михо в слезах стала благодарить на английском.
— Эй, не реви, дура, — прикрикнула на неё Забрина.
— О, фельдфебель обидела Михо.
— Что, от её «помощи» Михо расплакалась? Ну и злодейка, — посмеивались над Забриной подчинённые.
— Так, заткнулись все! Блин! Саори, Мако! Отведите Михо в амбар, пока ещё во что-нибудь не вляпались.
— А, есть… — послушавшись приказа фельдфебеля, они подобрали свои приобретения и поспешили убраться восвояси.
«Вот поэтому я и не люблю сидеть с детьми, лейтенант… Кстати, я ведь тех ещё ни разу не видела. Да и сбежали они быстро, как будто специально выцеливали азиаток… Да ладно», — внезапно подумала Забрина, глядя на удаляющихся девочек. Но, отбросив эту мысль, она почесала затылок, и сама пошла в лагерь.
Тем временем, фигура, наблюдавшая за происходящим из-за деревьев на небольшом отдалении, тихо испарилась.
— Всё хорошо, Нисидзуми?
— Да, более-менее…
— Хорошо, что Мипорин и покупки уцелели.
— Не поспоришь…
— А? Что?
— Что-то случилось, Саори?
«Записка из штанов пропала, может, выпала?», — подумала Саори, но ответила только:
— Нет, ничего.
— Ясно. Тогда ладно.

В лесочке за деревней те три танкистки встретились с парой других личностей. Несмотря на форму, они не служили в панцерваффе, а были сотрудниками СД и подчинёнными унтерштурмфюрера Катрины.
— Оберфельдфебель, что вы на это скажете?
— Прошу прощения, я не думала, что Забрина вмешается… — извинилась Адель.
— Ой-ой-ой, как же она меня отделала.
— Вот компенсация, — кратко ответила Адель и протянула держащейся за щёку танкистке пачку сигарет.
— О, благодарю… — как будто в смущении она приняла подарок, надвинув кепи на лоб.
— Унтерштурмфюрер, что в записке, которую я вытащила?
— «Гарниры из картошки. Крокеты, картошка по-немецки, пюре, толчёнка, оладьи, жареная картошка, картофельный салат»… В смысле?
Катрина служила во внешней разведке, поэтому знала японский, однако содержимое записки определённо её не обрадовало. Список гарниров не имел никакой военной ценности.
— Ч-что?
— На этой бумажке просто меню? — её подчинённые переглянулись.
— Вы вытащили эту бумажку из кармана радистки Саори? Она хорошо готовит… — прикрыв глаза, тихо сказала Адель.
— Блин, впустую сработала.
Одна из контрразведчиц вытащила из кармана штанов Саори сложенный листок бумаги. Она специально училась этому искусству и сработала максимально незаметно, однако никакой пользы это не принесло.
— Что вы о них думаете? — Адель подняла взгляд и пробежалась глазами по присутствующим.
— А, ну… Любители, как ни посмотри. Даже не смогли за себя постоять.
— Их вообще никак не тренировали, даже как обычных солдат. Им определённо было страшно.
— Они говорили на непонятном языке, это не английский и не французский, и явно не что-то из восточноевропейских.
— Видимо, потому что японки, — ответила Адель, выслушав донесения.
— Японки? Им не дашь шестнадцать-семнадцать.
— Да, у нас в югенде таким двенадцать-тринадцать.
Катрина нахмурилась, услышав, что разговор свернул не туда. «Танкистки» сразу же замолкли и стали смотреть вдаль.
— Похоже на то… — Адель в рездумье потёрла подбородок.
Поначалу она думала, что Михо с подругами – шпионки Союзников или Сопротивления. Неужели их забросили для подготовки к высадке в Северной Франции? Однако… она увидела, что те не занимались шпионажем или саботажем. Она решила разоблачить их, послав людей Катрины, но, как оказалось, у них не было никакой подготовки. Ну, по крайней мере она увидела, что из себя представляет экипаж Михо.
— Оберфельдфебель. Похоже, они никакие не спящие агенты. Что скажете?
— Ну, я просто хотела получить подтверждение. Не могу же я подать оберсту рапорт, основанный лишь на моих умозаключениях, — Адель была очень осторожна.
— Понятно.
— Тогда не будем с ними связываться.
— Да, мне сегодняшнего хватило, — контрразведчицы отсалютовали Адель и Катрине, после чего удалились.
— Хм-м, правда ли? — впервые заговорила Катрина, — Как бы то ни было… Тут явно что-то нечисто! Пусть они и ведут себя как гражданские, но это не исключает их возможных связей с Сопротивлением! Может, они сливают информацию о состоянии дел в части? Шурммбаннфюрер из канского гестапо тоже получила приказ отслеживать деятельность подозрительных элементов!
Катрина говорила правду, скрывавшееся в подполье Сопротивление в последнее время нарастило активность. Союзники готовили себе плацдарм во Франции… и готовились к высадке. Для этого нужно было знать место дислокации и численность танковых частей, которые могут нанести большой урон в контратаке.
— Сопротивление?
Однако для Адель предположения Катрины казались надуманными. Не было доказательств, что девочки вступали в контакт с Сопротивлением или им что-то посылали. Более того, «Морской чёрт» почти не говорили на местном языке. Вряд ли бы кто-то послал на разведку пятерых человек без знания языка. Однако упёртую нацистку было трудно переубедить…
— Вы хотите возразить, оберфельдфебель?
— Нет… Действительно, с них ещё рано снимать подозрения. Давайте проведём ещё одну проверку…
— Вы что-то задумали?
— Да. Идея немного умозрительная, но…
«Она быстрее убедится, если увидит сама», — подумала Адель и внимательно посмотрела на клочок бумаги в руке у штурмфюрера, а затем на кухню…

Tags: in 1944 france eating, перевод
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments