elven_tankmen (elven_tankmen) wrote,
elven_tankmen
elven_tankmen

Categories:

Едим во Франции 44-го. Глава 8.



Два соглядатая

— Что ж, мне пора. Было приятно вкусно перекусить, но, боюсь Ханна опять меня отчитает… М?
Поужинав, Альберта уже вышла из амбара «Морского чёрта» под дождь, как вдруг увидела под дождём силуэт и тут же приготовилась к бою.
— Эй, ты кто? Покажись, — крикнула она в темноту и потянулась к кобуре под плащ палаткой.
— Лейтенант Альберта, — ответил из темноты знакомый голос.
— Что? Так это вы, оберфельдфебель Куршман? А я уж стрелять собралась. Что вы тут делаете?
— У меня к вам тот же вопрос, лейтенант Дрекслер, что вы делали в амбаре? — ответила оберфельдфебель, подходя к Альберте. На ней была такая же плащ палатка для защиты от дождя.
— Хм? Просто эти японки приготовили что-то странное и предложили попробовать. Я не отказалось.
— Ясно, — кратко заключила Куршман, глянув внутрь амбара, откуда раздавались весёлые голоса, — Ага, понятно. Что ж, ничего необычного. Я тоже считаю их странными…
По позе и поведению Альберта поняла, что Куршман было поручено «присматривать за «Морским чёртом». Сама она ничего не говорила, но вряд ли унтерофицер случайно оказалась тут под дождём.
— Что-то узнали?
— За исключением того, что они японки, мы больше ничего о них не знаем. Но они определённо нам не враги. Они не шпионят и никому не передают информацию. Это определённо. Передайте оберсту. А-а, и конечно же им и другим членам взвода я не скажу о наблюдении.
— Так будет лучше всего, — поблагодарила сообразительного лейтенанта скрытная Адель.
— Однако…
— Однако?
— Я могу отметить их странную привязанность к еде. Но благодаря этому я попробовала немало вкусных блюд.
— Вот как? Что ж, тогда позвольте откланяться, — оберфельдфебель небрежно отсалютовала и скрылась в темноте.
— Какая она суровая. Что ж, но хотя бы понятливая… — выдохнула удивлённая Альберта.
Фельдфебель Ханна была для Альберты кем-то вроде немолодой жены, поэтому встретив лейтенанта сразу спросила:
— Где вы были, лейтенант?
— А, да так, по ппустякам…
— Хм-м, я вижу, случилось что-то хорошее? — спросила Ханна, года Альберта сняла плащ-палатку и фуражку.
— Разве похоже?
— Да, мы с вами давно вместе, и я редко видела вас такой счастливой, — подтвердила фельдфебель, передавая Альберте полотенце. Она не первый год знала Альберту, поэтому заподозрила неладное.
Вытершись, Альберта бросила полотенце обратно, развалилась на диване и неожиданно спросила Ханну:
— Ты ела рис с соусом демиглас?
— Что? Нет, не ела… — хлопая глазами честно ответила стоявшая Ханна.
— Понятно. А я сейчас попробовала.
— Что? — наклонив голову, переспросила наводчик 611-го.
— Весьма вкусно.
— А-ага. Понятно… — необычный разговор выбил Ханну из колеи…

Утренний туман окутал деревню, но тут его прорезал белый свет от фар: по дороге проехал одинокий «кюбель» и остановился перед въездом в деревню.
— Хайль Гитлер, — поднял в приветственном салюте правую руку офицер, вышедший с пассажирского места. Оберфельдфебель Адель молча ответила традиционным салютом. На обшлагах её формы были нашиты две полоски, подтверждающие, что она является старшим унтер-офицером роты.
— Оберфельдфебель Куршман, благодарим за сотрудничество и предоставленные сведения. Причины беспокойства должны быть ликвидированы.
Офицер был в полевой форме цвета фельдграу, а на её фуражке красовалась эмблема в виде черепа, которую не носили в вермахте. Она была членом СС и служила в 6-м отделе Главного управления имперской безопасности (RSHA), занимавшемся внешней разведкой и известном как СД. Четвёртый отдел RSHA был печально известен как Гестапо и отвечал за устранение враждебных элементов в Третьем рейхе и на оккупированных территориях.
— Рады, что вы приехали унтерштурмфюрер Катрина, — впервые заговорила Адель. Будучи старшим унтером они играла важную роль в коммуникации между офицерским и рядовым составом. В роте Адель была кем-то вроде опекуна. Естественно, общение с гостями тоже входило в круг её обязанностей. В том числе, если эти гости были нежелательными.
— Да, надеюсь, вы ничего не имеете против присутствия моих подчинённых? Естественно, я не могу внезапно заявить о себе, это может насторожить личный состав, — с важным видом ответила офицер, глядя на выстроившихся за ней солдат. Её внешность отличала всем требованиям рейхсканцлера Гиммлера: высокая, голубоглазая, белокурая, а правую сторону груди украшал бронзовый знак за физическую подготовку.
— Да, пройдёмте за мной.
Ведомые Адель, унтерштурмфюренр Катрина Фолькман и три её подчинённых вошли в деревню, где расположился второй батальон 22-го танкового полка.

Tags: in 1944 france eating, перевод
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment