elven_tankmen (elven_tankmen) wrote,
elven_tankmen
elven_tankmen

Categories:

Едим во Франции 44-го. Глава 6.



Вишисуаз на обед и сладкий штрудель
В тот день у второго батальона двадцать второго танкового полка были ходовые учения под затянутым облаками небом.
Фалезский район с его обширными полями представлял собой идеальный тренировочный полигон для танков, а обилие крупных дорог создавала прекрасные условия для размещения бронетанковых частей.
— Так! Рота, стой! Сейчас провести проверку, а после будет обеденный перерыв! Учения начнутся в пол-третьего! — оберст Фромм Фюрхтнер, командир шестой роты, сверилась с наручными часами и передала по радио всем подчинённым ей танкам. Звук вырывающихся из выхлопных труб раскалённых паров смешивался со звоном полуденного колокола ближайшей деревни и разносился эхом по округе.
— Встать под теми деревьями. И не забывайте про маскировку! — разнесли радиоволны приказ командира первого взвода Альберты.
Следуя приказам, танки шестой роты встали у деревьев, которые должны были укрыть их от вражеского налёта.
— Уф, какое же тугое тут сцепления… — Мако заглушила двигатель и вылезла через люк мехвода, потирая правое плечо. От долгого сидения в ограниченном пространстве в одном положении тело затекает. И хотя им давали размяться в свободное время, в мышцах всё равно ощущались напряжение и усталость.
— Надо поставить сетку.
— Есть.
Стоявшие на корме «четвёрки» Хана и Юкари развернули сеть, накрыв ей весь танк. Вместе с «дукенгельбом», в который был покрашен корпус, сеть надёжно укрыла «Морского чёрта» на фоне деревьев.
— Мипорин, тут сообщение от лейтенанта, — сообщила склонившаяся над радио Саори.
— А, хорошо.
Михо, которая торчала из командирской башенки, спустилась вниз и надела наушники.
— Говорит Орёл-1. Все экипаже в инициативном порядке. Вам должны были раздать пайки. И не отдаляйтесь от танков, конец связи.
— «Зеетойфель», принято, — отчиталась Михо по ларингофону и завершла сеанс, а после сняла наушники, — Девочки, у нас перерыв на обед, но не разбредайтесь далеко.
— Окей.
— Хорошо.
Саори и Мако, которые продолжали сидеть в танке, кивнули, открыли люки и вылезли наружу.
Ученицы школы Оарай, ставшие танковым экипажем, сели в кружок рядом с танком, на котором была рисована эмблема их школы и балочный крест.
— Что ж, наконец-то обед?
Саори потянулась, а после достала из вещмешка прямоугольную коробочку с пайком. Внутри были печенье, чёрный хлеб, джем и сало. Это был обед, хотя для японцев он мог показаться лёгким завтраком. Они отъехали достаточно далеко от деревни, так что полевая кухня оказалась вне пределов досягаемости. Все остальные тоже достали свои коробочки и начали обедать.
— Опять двадцать пять, этот кислый… ржаной хлебушек, — нахмурившись сказала Мако, кидая в рот кусочки хлеба.
— Да, и, хотя джем и сало не такие уж и отвратные… С этим кислым хлебом… — сразу же согласилась Хана.
Их основное блюдо, чёрный хлеб, не получало благосклонных отзывов.
Как и у всякой армейской еды, его рецепт был просто, питательная ценность – велика, а срок хранения – долгим, однако он был настолько кислым, что даже толстый слой спреда или сала не помогал. Тот факт, что девочки были японками, а значит привыкли к рису, только усугублял ситуацию.
— В Японии такой не будут есть. Если только отдельные ценители.
— Угх… — Юкари пыталась проглотить хлеб, попутно слушая невозмутимую Мако, — Кхе-кхе…
— Юкари?
— А-а-а, у нас тут как раз есть такие, — глядя на Юкари, которую напуганная Михо хлопала по спине, заметила Мако.
— Кстати страждущие, у меня есть для вас хорошие новости! Я же сделала вишисуаз! — ходившая к танку Саори вернулась с котелком в руках.
— О! — хором ответили все.
Появилась крышка от котелка с долгожданным супом из картошки и лука. Саори очень внимательно следила за котелком в пути, чтобы ни одна капля не пролилась.
— А, это тот самый суп, о котором ты забыла утром?
— Да-да, он самый… — Саори кивнула Михо, разливая ложкой всем в крышки белый суп.
— На вид как белый гуляш.
— Пахнет маслом.
— Так, теперь попробуем.
Вдоволь насмотревшись на творение Саори, девочки зачерпнули суп ложками и отправили себе в рот.
— М-м-м, вкусно! — Саори даже прижала щеку ладонью.
— И правда вкусно…
— Это ведь потаж из холодной картошки! А свежий лук придаёт ему мягкий вкус!
— Тут ещё чувствуется масло и молоко, его можно есть и когда нет аппетита.
— Несмотря на то, что нам опротивела картошка.
Все высоко оценили творение Саори. Да, и как сказала Хана, девочки устали не только от ржаного хлеба, но и от варёной картошки. Если постоянно есть непривычную пищу, то со временем устанешь от неё и у тебя пропадёт аппетит. Поэтому Саори постаралась приготовить картошку, чтобы она получилась вкусной.
— Даже если обмакнуть… Угу, вкусно.
— Хлеб тут хорошо подходит.
Девочки макали в суп печенье и ржаной хлеб и наслаждались разнообразием в рационе.
—Ах да, у меня тут ещё горячий эрзац-кофе, я поставила термос в моторное отделение, — и с этими словами Саори выставила термос в центр кружка. Внутри действительно находился нагретый теплом двигателя напиток. Один из способов нагреть написток там, где нет таких удобных приборов, как микроволновки и электрочайники.
— Какая же ты хитроумная… — сказала Мако с нотками восхищения и изумления, глядя как в металлическую кружку льётся чёрная жидкость.
— Вкус так себе, но всё равно лучше, чем холодный, правда?
— Соглашусь, — кивнула Михо, пока Саори наливала ей кофе.
Вкус – странная штука: горечь и кислый вкус сильнее ощущаются в холодных блюдах, нежели в горячих.
— Хотя этот суп лучше есть холодным.
— Спасибо, Мако, в следующий раз я сделаю гаспачо.
— Гаспачо? — переспросила Хана, повернув голову.
— Испанский холодный суп. Готовится из томатов, паприки, цуккини, оливкового масла и уксуса. Для приготовления нужна только ступка с пестиком, — подняв палец и со знанием дела объяснила Саори.
— О-о, ничего себе, Такэбэ…
— Это тоже наверняка вкусный, — ответили Хана и Юкари, держа в руках кружки.
— Ну, если найдётся продукты, — Саори почесала затылок.
— А-ха-ха…
Весь обед прошёл в оживлённой и радостной атмосфере.

— Эй, Мипорин, кажется, дождь собирается, — сидя на траве и глядя в облачное небо произнесла Саори. У неё в руках мирно спала Мако.
— Да, похоже, на западе погода портится… А ветер несёт к нам грозовые тучи, — сидевшая на корме танка Михо услышала первые раскаты грома и посмотрела в бинокль.
— Может, во второй половине дня будет дождь? Надо бы развернуть плащ-палатки… И, наверное стоит закрыть все люки.
— Да, в самом деле…
— Эй, просыпайся, дождь начинается… Тут и ты и я промокнем, — Саори потрясала лежавшую у неё на коленях Мако.
— М-м-м, ещё десять минуточек, — и Мако схватила ноги Саори словно подушку.
— Эй, Хана помоги мне!
— Госпожа Исудзу, я вам помогу.
Хана, как самый сильный член команды, схватила и подняла Мако. Юкари тоже решила помочь удержать девочку.
— У-у… — наконец простонала Мако и стала потирать глазки.
Через пятнадцать минут сбылись прогнозы Михо и Саори: поднялся сильный западный ветер, к с неба начал капать дождь…
Тем временем в штабе второго батальона шла дискуссия:
— Нет, так не пойдёт. Слишком сильный дождь с ветром. Оберлейтенант Хель, оберст Фюрхтнер, Мне кажется, что лучше отменить учения. Что скажете?
Под камуфляжным тентом, по которому барабанил дождь, майор Фирцих с кислым видом советовалась с командирами пятой и шестой рот.
— Соглашусь. Ливень слишком силён… Землю размоет и наши танки могут застрять в грязи, как на Восточном фронте. Да и обзор уменьшится, что очень опасно, — высказала свою точку зрения оберлейтенант Хель, ветеран Восточного фронта.
С весенней оттепелью в Россию приходит и «распутица», после которой огромные пространства превращаются в непроходимую грязь. В результате пережигаться можно только по асфальтированным дорогам. Если танк застрянет в грязи, то вытащить его будет очень сложно. Этот горький опыт рекомендовал отменить учения.
— Хм, а вы что скажете, оберст Фромм Фюрхтнер?
— Соглашусь с оберлейтенантом. Если танк завязнет в грязи, нам придётся проводить трудоёмкую спасательную операцию. И если тучи рассеются, то его будет прекрасно видно с британских бомбардировщиков, — оберст в свою очередь служила в Северной Африке и прекрасно осознавала исходящую от бомбардировщиков опасность. Когда после Эль Аламейна удача отвернулась от немцев, британо-американская коалиция начала несщадно бомбить и расстреливать всё, что передвигалось по земле вплоть до отдельных пехотинцев.
— Что ж, разумно… Вряд ли дождь закончится в ближайшее время, так что лучше вернуть людей и технику в расположение. Ночные тренировки тоже придётся отменить. Смотрите не завязните в грязи.
— Есть, — офицеры отсалютовали командиру второго батальона, майору Фирциху.
Запланированные учения пришлось отменить, и батальон вернулся в место дислокации.
— Адель, как они? — стоя в плащ-палатке под дождём Фромм Фюрхтнер спросила у оберфельдфебеля Адель Куршман. Та направлялась к тому тенту из-под которого вышла оберст.
— Ничего особенного за исключением их одержимостью обедом.
— Обедом? — недоверчиво переспросила оберст.
— Похоже, одна из них приготовила нечто особенное. Утром они активно выменивала продукты у местных, — доложила Адель о своих утренних наблюдениях.
— Хм-м, может, они передавали что-то Сопротивлению? В конце концов в Италии против нас воюют этнические японцы из Америки, — прищурила глаза за очками оберст.
— Сомневаюсь. Командир Михо и Саори почти не владеют французским, они объянялись жестами. Если же это была игра, то они очень хорошие актрисы.
— Хм-м… Наверняка они нам не враги, однако нам не удалось установить ни их личности, но откуда взялся танк. Я попросила проверить номер корпуса, но они не нашли никаких записей. Тебе не кажется всё это странным?
— Так точно, всё это очень странно… — оберфельдфебель редко давала волю чувствам, но она потёрла пальцем подбородок и приподняла бровь после слов оберста.
— В любом случае, про них что-то можно накопать. Не хотелось бы играть в гестапо, но всё равно продолжай за ними следить, — Фромм Фюрхтнер отдала распоряжения своей верной помощнице, стоя перед своим командирским танком.
— Яволь, — и Адель отсалютовала командиру под дождём.

Ливень продолжал идти и после двух часов дня. Ветер трепал кустарники и ветви деревьев, разнося по округе сине-зелёные листья. К счастью, возвращение второго батальона в пригороды Фалеса прошло без серьёзных происшествий.
— Ух, ну и ливень…
— Не ожидала, что будет так лить…
— Придётся всю форму сушить… Что за несправедливость…
Девушки, за исключением Михо, которую вызвала Альберта, начали переодеваться. Дневные учения отменили, так что девушки переоделись в свою школьную форму, в которой и попали в это время. Другой одежды у них не было. Конечно, нижним бельём и носками их снабдили в избытке, но вот танковую униформу им Альберта всучила в количестве пяти комплектов, так что замены не было. Вот и пришлось им развесить мокрые куртки и штаны по балкам в амбаре, ну а волосы вытирать полотенцами, потому что откуда у них возьмётся фен?
Развлечений не было (они вообще никуда не могли пойти из-за шторма), так что все под руководством Мако учили английский или немецкий…

А в другом месте Михо стояла по стойке смирно рядом с танком номер 611 и слушала распоряжения Альберты.
— Ночную тренировку тоже отменили. Возвращайтесь в места дислокации и ждите приказов, всем понятно? — Альберта перевела слова Ханны на английский.
— Йя!
— Хорошо, разойтись, — отпустила лейтенант отсалютовавшую Михо.
— Теперь можно вернуться в амбар, — Михо заслушала план действий на сегодня, так что ей оставалось только добежать до амбара. Она держала ладонь перед лицом, чтобы прикрыться от дождя, как вдруг…
— А?!
— А?!
Перед ней внезапно выросла фигура с чёрным зонтиком… И с мягкой грудью, в которую влетела Михо. Она сразу посмотрела вверх и узнала Забрину. У той в руке была какая-то коробка, а под мышкой — фляга, так что возможности увернуться у неё не было.
— В-виновата, фельдфебель Забрина!
— Не переживай, я просто не ожидала (Лучше без глупостей, кто я тебе, пьющая птичка?)
Михо суетливо извинялась недавно выученными для этого фразами и ожидала суровой кары, но Забрине похоже, было всё равно. Более того, она смотрела на японку как на экзотическое животное.
— Простите-простите, — щёки Михо начали краснеть. Ещё лицо всё ещё ощущало прикосновение груди фельдфебеля.
— Я же сказала, что ничего страшного. И вообще спасибо за утреннюю кашу. Она подняла меня на ноги.
— А, я очень рада… — из ломанного английского Михо поняла, что фельдфебелю стало лучше, и облегчённо выдохнула.
— Что ж… Учения отменили. И в общем, вот, что у меня есть. Можете есть.
Немного поколебавшись, она передала Михо коробку для пайков и зонтик. Коробку уже открывали в ней явно находился не стандартный паёк.
— Что это? (Чем это пахнет?) — чувствовался аромат корицы, от которого у Михо зачесалось в носу.
— Яблочный штрудель, специально заказала у нашего пекаря.
— А?! — Михо невольно взглянула на фельдфебеля, чьё лицо уже заливал дождь.
Хоть она и не разобрала всех слов, было понятно, что в коробке лежит нечто печёное с яблоками.
— Ну и ещё чай из яблочной кожуры. Флягу потом вернёшь.
— Ого, — охнула Михо, когда ей вручили ещё и флягу.
— До скорого, — фельдфебель накинула плащ-палатку и развернулась.
— Благодарю, фельдфебель.
— Чего это? Я всего лишь принесла вам сладкое в благодарность. Ах да, что касается ужина… Сосиски и белые бобы в соусе демигляс. Передай своему «шефу», — улыбнулась Забрина в ответ на благодарность Михо.
— А-ага…
— Не простудись, — фельдфебель помахала ей рукой на прощание и скрылась в дожде.
Неожиданный подарок лишил Михо дара речи.
— Ах да, надо скорее вернуться, — неожиданно вспомнила Михо и побежала в амбар. Просто её очень удивил вид фельдфебеля с зонтиком.
— Да уж, ты сама на себя не похожа… Но всё-таки нельзя было оставлять её без подарка, — фельдфебель надвинула промокшее кепи на лоб и тихо посмеялась.

В амбаре же, по окнам которого непрерывно барабанил дождь, «Морской чёрт» грыз гранит английского и немецкого.
— У-у-у… Немецкий такой сложный, — слёзы Саори лились на деревянный стол.
— Саори, не ной, мы только начали. Куда делась твой энтузиазм в торговле и готовке? — отчитывала её Мако. В сравнении с утром они поменялись местами.
— Ну, потому что мне хочется хорошо питаться…
— Вот, знание языка тебе тоже обязательно.
— У-у-у, и правда… — под увещевания старой подруги Саори поднялась и снова посмотрела в книгу.
— Это и правда сложны язык.
— С его мужским и женским родами…
Юкари и Хана старались запомнить важные, по их мнению, слова. Но их лица были такими же озабоченными. Незнакомый немецкий давался им тяжело.
— Всем привет, я вернулась.
— С возвращением, госпожа Нисидзуми.
— С возвращением.
Все четыре девочки помахали вернувшемуся командиру.
— Что случилось, Мипорин, откуда у тебя зонтик?
— А ещё коробка для пайка и фляга М31?
— А, это…
Михо свернула зонтик и поставила его у входа, после чего сняла плащ и прошла за стол к остальным.
— Похоже, вы все устали от учёбы. Давайте устроим перерыв. Фельдфебель Зпбрина передала мне тут…
— Что? Что? —возбуждённая Саори привстала и наклонилась к Михо.
— Саори, понюхай, — Михо поставила на стол коробку и открыла 0.8-литровую флягу.
— М-м-м! Уж ты, это же яблочный чай! — Саори наклонилась над флягой и тут же улыбнулась. От затянутой в чехол фляги тут же пошёл характерный сладко-кислы яблочный запах.
— А это… Яблочный пирог! — услышав, что внутри, все тут же обступили Михо и Саори.
— О-о-о, тут столько сахарной пудры сверху!
— Выглядит аппетитно!
— Он ещё и свежий… пахнет маслом и корицей… Саори, разрежь его скорее, — нетерпеливо проговорила Мако. Она очень любила сладкое.
— Хорошо, Михо, переоденься в той комнате, я сейчас всё порежу.
— А, да, спасибо, Саори, — и Михо скрылась в другой комнате, где надела свою прежнюю форму, как и все остальные.
Сладости никого не оставили равнодушным. Время было как раз в районе трёх часов, и все успели немного проголодаться.
— Простите, что задержалась, — когда Михо вернулась в школьной форме, штрудель уде лежал на тарелке разрезанный на пять частей. Рядом стояли кружки с яблочным чаем.
— Что ж, раз все здесь, то приступим! — произнесла Саори, когда Михо заняла своё место.

— Что это? Это ведь не совсем яблочный пирог? — удивилась Саори, откусив кусочек и удивлённо посмотрела на срез. Под тонким слоем теста были сложены нарезанные пластиками яблоки.
— Корочка тонкая и хрустящая, и ведь там ещё есть орехи?
— А, и правда.
— Хм… — Юкари правильно указала: помимо яблок, начинка пирога состояла из дроблёных грецких и лесных орехов, а также крошеного печенья.
— И правда, тут тесто не такое, как в яблочном пироге, — Михо тоже посмотрела на срез. Пшеничное тесто составляло меньше одной третьей толщины пирога.
Впрочем, вкусовую проверку он явно прошёл, потому что лица девочек расплылись в блаженной улыбке.
— У яблочного пирога влажная структура, но тут всё иначе. Я думаю, вкус масла, корицы и яблок ощущается яснее, потому что толщина теста меньше.
— Фельдфебель Забрила сказала, что это яблочный штрудель…
— Штрудель? Немецкий яблочный пирог? Оно очень вкусный! Такие в пекарнях продают! — одобрила выпечку Саори. Её тоже тронул вкус пирога.
— Ха-а, этот чай тоже просто чудо, яблочный аромат и кислинка… — следом они попробовали яблочный чай и невольно выдохнули с облегчением.
Когда делают штрудель, то с яблок снимают шкурку, чай из этих шкурок обладает благородным ароматом, яблочной кислинкой и едва заметной сладостью. Очень по-немецки было так распорядиться тем, что другие бы выбросили.
— Ох, чувствую себя спокойнее. Кажется, усталость уходит.
Со слов Михо можно было понять, что чай оказывает успокаивающий эффект.
Кому это было не знать, как британцам. Едва отношения с Германией начали портиться, они первым же делом запасли два триллиона порций чёрного цейлонского чай. Его даже считали приоритетнее оружия. Они опасались, что пути поставки чая в метрополию окажутся перерезаны немецкими подлодками, замаскированными рейдерами и «карманными линкорами». Имеются свидетельства, что даже на фронте они устраивали чаепития, распивая чай из жестяных кружек. Исключением был разве что кофелюб Черчилль, который жаловался на любителей чая: «Стране нужна арабская нефть, а не индийский чай». Для британцев чёрный чай имеет огромное значение.
С другой стороны немцы предпочитали кофе, пути поставок которого им перерезали. И им, в отличие от англичан, приходилось мириться с отвратительным вкусом эрзац-кофе из солода и прочих заменителей.
— Надо бы поблагодарить, фельдфебеля Забрину.
— Ага, на учениях с ней тяжело, но сейчас я испытываю к ней такую благодарность…
Все были довольны неожиданному подарку фельдфебеля.
— Ах да, Саори, она оставила заказ на ужин…
— А? На ужин? Что? — Саори нетерпеливо моргала, глядя на Михо с зелёной крцжкой в обеих руках.
— Она заказала сосиски с белыми бобами в соусе демигляс.
— А? Демигляс? — глаза Саори заблестели, едва она услышала это слово. После она повернулась к Хане, — У нас же ещё остался рис?
— Да, у нас достаточно всего… — держа кружку, как чашу в чайной церемонии, Хана наклонила голову.
— Вот и хорошо, это и приготовим на ужин!
— Что именно? — вклинилась Юкари.
— Рис хаяси! — с воодушевлением заявила Саори, сжав перед собой кулак.
— О-о-о! — хором воскликнула остальная четвёрка.
Сейчас рис хаяси готовят не так много ресторанов, но в эпоху Мэйдзи и в начале эпохи Сёва рис с европейской кухней наравне с карри пользовался популярностью, как современное блюдо. Непонятно, откуда взялось название. Одни говорят – что от английского hashed beef (рубленое мясе), другие – что от имени повара.
— Нужно подготовить лук, масло, зелёный горошек и грибы! — загорелась Саори.
— У нас уроки до пяти. Пока что занимайся немецким, — с недобрым блеском в глазах пригрозила Мако.
— Эй, Мако… Не будь ты такой злюкой… — заскулила в ответ Саори.

— Скоро пять часов, — сообщила Михо, взглянув на часы.
— М, уже уже пять? Ладно, закончим, — урок немецкого от Мако наконец-то закончился.
— Уф, всё, — произнесла уставшая от борьбы с незнакомым языком Саори и встала из-за стола. Юкари и Хана тоже убрали со стола карандаши и записные книжки.
— Ладно, я немного посплю, а то что-то устала. Разбудите к ужину, — Мако закончила словарь и улеглась на пустой стол, сразу же заснув.
— Госпожа Рэйдзэй, а не рано ли вам в кровать? Ещё только ранний вечер, — почесала подбородок Юкари.
— Не трогай её. Она с самого ура уставшая из-за этих маневровых учений, —заступилась за девочку Хана.
— Хана-а… Но я тоже встала рано утром и принялась за работу, — недовольно поджала губы Саори.
— Тише-тише, мы всегда очень благодарны тебе, Саори, за вкусные блюда, — попыталась успокоить свою команду Михо.
— Да, госпожа Такэбэ.
— Да, Саори, что бы мы без тебя делали.
— Вот оно что, хе-хе…
Польщённая похвалой от Юкари и Ханы, Саори смущённао потеребила волосы на затылке.
— Ладно, ещё разок постараюсь! — будучи честной девочкой, Саори решила показать свой коронный «хук правой».

Tags: in 1944 france eating, перевод
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments