elven_tankmen (elven_tankmen) wrote,
elven_tankmen
elven_tankmen

Categories:

Едим во Франции 44-го. Глава 5.



Завтрак. Рисовая каша с яйцом и каша от похмелья.
Наступило следующее утро. Всё небо было затянуто низкими облаками, которые, видимо, принесло из Атлантического океана. Назвать погоду ясной было никак нельзя.
— Хорошая погода, можно не ждать регулярных налётов штурмовиков и «ланкастеров», — пробормотала Альберта, глядя на небо из окна. Она совсем недавно встала поэтому на ней была только рубашка и бельё. Мир за стёклами всё ещё был крайне неприветлив для самолётов.
— Из-за этих штурмовиков я разлюбила ясные дни, — глядя на хмурое небо, она взяла со стола сигарету, закурила от спички и выпустила облачко сизого дыма.
— Кстати, Забрина прошлой ночью была подозрительно весела. Видимо, потому что ходила к девочкам, — не выпуская сигарету изо рта, лейтенант небрежно накинула висевший на сткле мундир и натянула брюки.
— Странные они, эти девчонки, — Альберта снова затянулась, и в её сознании всплыли пять лиц. Она подёрнула плечами и улыбнулась…

Тем временем амбаре, который занимал «Морской чёрт», две фигуры вылезли из пропахших травой спальных мешков. Это были Саори и Юкари.
— Ва-а, доброе утро… Хм? — увидев Юкари, Саори вскрикнула и заморгала глазами.
— Доброе утро, госпожа Такэбэ… М? Что случилось?
— Ох… Видела бы ты свою причёску Юкарин.
— А? Уа-а-а?!
Саори просто не могла не указать Юкари на её вставшие дыбом волосы, отчего та покраснела и засуетилась.
— Скорее причешись, пока остальные не увидели. Я дам тебе свою расчёску.
— Спасибо большое, — Юкари взяла у Саори расчёску и направилась к умывальникам. Саори же никогда не забывала заботиться о внешнем виде.
— О? Юкари, у тебя такая своеобразная причёска, — Хана, которая встала раньше ожидаемого, не упустила случая прокомментировать причёску Юкари.
— А-а?! Госпожа Исудзу?! — от нового приступа смущения Юкари стала ещё активнее приглаживать волосы.
— А, не успели. Ладно, давайте готовить завтра, — Саори сразу же приступила к готовке, изо всех сил стараясь не засмеяться.

— Доброе утро.
— Доброе утро, Мипорин. Выспалась?
Михо привела себя в порядок и поздоровалась с Саори, которая сидела перед простенькой кирпичной печкой рядом с амбаром. Тем временем Юкари и Хана собирали хворост у дерева неподалёку.
— Кстати говоря, как там Мако?
— Как будто ты сама не знаешь, — Саори, которая собрала для розжига старые газеты, изумлённо указала на спящую в углу Мако.
— А, ну да… Кстати…
— М?
— Что это? — Михо указала на рыбу цвета карамели.
— Это копчёная селёдка из Северного моря. Пока что… Очень солёная… — Саори отрезала ножом кусочек, бросила его себе в рот и скривилась от вкуса. Копчёности тогда очень ценились: это были продукты долгого хранения, незаменимы для команд кораблей и подводных лодок.
— Нет, она слишком солёная… Её невозможно есть.
— Но это хорошее приобретение.
— Почему? — в ответ на заявление Саори непонимающе повернула головой Михо.
— Её можно добавить в кашу.
— В кашу?
— Да, хоть на дворе весна, но всё равно немного зябко. У нас осталось немного риса…
— А понятно, — понимающе произнесла Михо.
— Эй, в лавку приехали торговцы! — их беседу прервали два солдата, которые быстрым шагом прошли мимо.
— Торговцы… Приехали… — частично перевела фазу Михо. Хоть Мако училась быстрее, Михо тоже немного освоила немецкий.
— Тогда посмешим, Мипорим! Не забудь котелок и вещевой мешок! У меня там все вещи для обмена! — услышав про торговцев, Саори быстро положила селёдку на край печки и потянула Михо за рукав.
— А? Хорошо! — схватив вещмешок и котелок они вместе поспешили в лавку.
В расположении батальона не продавали свежих продуктов, поэтому дети и старики с окрестных ферм приезжали к ним торговать. Они меняли свои продукты на приготовленные военными мясниками и пекарями сосиски и хлеб, а также такие ценные в военное время товары ежедневного обихода, как сигареты, пиво, шоколад и так далее. Всё-таки часть людей сотрудничала с немцами, кое-кто занимался этим чтобы заработать на пропитания. Более того, нельзя было отрицать, что среди фермеров были и шпионы Сопротивления, которые таким образом собирали информацию и подготавливали диверсии. Так что оберфельдфебель Адель из штаба роты внимательно следила за тем, чтобы среди торговцев не затесались подозрительные личности.
— А! У них есть яйца и масло! Мне пять яиц! Даю сигареты! — не думая о шпионах, Саори первая пробилась к старому крестьянину и стала торговаться с помощью языка жестов и ломанного английского Михо.
Европейский стол нельзя даже представить без кувшина молока, но в армии с ним были проблемы. Обычное молоко нельзя хранить долго, поэтому солдатам выдавали порошковое, которое не могло похвастаться вкусом, так что на фронте от свежего молока никто не отказывался.
— Эй, откуда это они?
— Азиатки, из первого взвода шестой роты.
— Из взвода Альберты что ли?
— Смотри, как сигаретами разбрасываются. Видать, детей не только в «Югенд» (12-ю танковую дивизию СС), но и к нам (в 21-ю танковую) направляют? — перешёптывались за спинами Саори и Михо два бывалых солдата.
— А? За десять яиц… десять сигарет?! Ох, ладно, что поделать… А за масло с молоком… Можно расплатиться крошенным табаком и бумагой? — табак выдавался не только в форме сигарет и сигар, но и рубленными листами вместе с бумагой. Немало солдат предпочитали самостоятельно скручивать папиросы или пользовались трубками.
Поначалу Михо и её подруги не понимали, зачем им выдавали листочки обёрточной бумаги EFKA размером с флеш плеер. Лишь потом они увидели, как их сослуживцы в свободное время скручивают сигареты в специальном алюминиевом устройстве.
— Ви-ви, мадам… — произнёс старый фермер и тут же закурил выменянную «Аттеку» без фильтра. Михо и Саори получили плоды своего ожесточённого торга.
Чтобы не повредить ценное приобретение, яйца сразу же осторожно сложили в котелок. Помимо них добычей девушек стали разнообразные зелёные овощи: лук-порей, репчатый лук шнитт-лук и так далее.
— Ещё одно яйцо? Это в подарок? Мерси боку, дед! — поблагодарила щедрого крестьянина по-французски Саори.
— Ладно, неплохо, Михо!
— Как здорово, что у нас теперь есть свежие яйца, молоко и овощи.
И Михо и Саори были довольны результатами операции. В конце концов свежее молоко, яйца и овощи могут здорово разнообразить приевшийся рацион.
— Ладно, тут можно не только кашу приготовить, — произнесла Саори, осматривая продукты. Похоже, она обдумывала меню.
— А? — недоумённо переспросила Михо.
— Ладно, порадуем себя, когда вернёмся, — подмигнула ей Саори.
Вернувшись к амбару с добычей, они поняли, что воды нет не только для готовки, но и для обслуживания танка. В отличие от нашего времени, в фалезских деревнях не было водопровода, так что приходилось пользоваться традиционным колодцем. К счастью дивизионная медицинская служба проверила качество воды и одобрила её для использования, так что «Морской чёрт» мог набирать сколько захочет. Михо, Юкари и Хана взяли с собой канистру для воды, пять фляг и отправились к колодцу. Саори, оставшись одна, надела свои любимые очки и разожгла огонь в кирпичной печке.
— Ладно, за дело, — и она стала нарезать овощи.
— Пожарить свежезарезанный репчатый лук и лук-порей в масле…
Она выложила овощи на крышку от котелка и стала жарить их на открытом пламени, помешивая ложкой из полевого набора. Так она заменила сковороду и лопатку.
— Немного воды, чтобы не подгорела…
Дно крышки раскалилось на открытом огне, вода испарилась, а овощи стали прозрачными. Саори добавила ложку воды и быстро всё перемешала.
— Теперь картошка. Её надо варить в бульоне, пока не разварится. Но нам выдали уже варёную картошку, так что я просто раздавлю и поварю её. Так будет быстрее.
Саори продолжала тушить лук, только взяла котелок без крышки, поставила его на огонь и развела в нём бульон из кубика. Затем раздавила картошку импровизированной толкушкой и бросила её в бурлящий бульон.
— Бросить картофель в бульон и хорошенько перемешать… Развести всё молоком, добавить соль, перец и охладить. Я бы ещё добавила взбитых сливок, но увы.
Вместе с жареным луком, молоком и картофельным пюре бульон стал белым и похожим на суп-потаж. Саори осторожно добавила специи, следя за температурой.
— Что ж, вроде готово? Осталось лишь остудить. Холодильника у нас нет, так что воспользуемся лоханью.
Саори закрыла котелок с супом крышкой и погрузила его в воду.
— Теперь солёная селёдка. Раз её невозможно есть, то лучше поджарить… — Саори выстрогала из ветки шампуры, насадила на них кусочки селедки и воткнула в землю рядом с печкой.
— О, приятный дымок, — она невольно потянулась к поднимающемуся дымку.
— Доброе утро.
Из амбара наконец вышла потирающая глаза Мако.
— Доброе утро… Все уже проснулись и работают.
— А-а… Похоже на то, кстати, что тут за дым? — спросила Мако Саори.
— Эй, я думала, у вас пожар, — сказал кто-то за спиной на ломанном английском.
Саори и Мако обернулись: рядом стояла лейтенант Альерта, держа руки на бёдрах.
— А, лейтенант… — Саори напряглась, предчувствуя недоброе.
— Лойтнант… — Мако тоже немного отшатнулась.
— Хм? Жарите рвбу?
— Да… Йя, — услышав перевод Мако, Саори ответила было на японском, но тут же перешла на немецкий.
— И зачем вы засунули котелок в лохань с водой?
— Я охлаждаю картофельно-молочный суп.
— Вот как? — немного подняла левую бровь Альберта после того, как Мако перевела ей фразу.
«Она готовит знаменитый «соус Виши» с одноимённого курорта? Саори хочет сделать изысканное французское блюдо. От наших поваров такого не дождёшься…»
Лейтенант взглянула на девочку, которая сжалась в ожидании наказания.
Город Виши, столица Вишисткой Франции, славился своими горячими источниками. Несмотря на то, что 22-й танковый полк, базировавшийся у Фалеса, периодически подвергался налётам, некоторым бойцам удавалось съездить отдохнуть на курорты Виши.
Сейчас же Саори готовила так называемый «соус Виши (вишисуаз)», блюдо, придуманное поваром Луи Диа. Он взял за основу суп, который из оставшегося с вечера бульона, молоки и картошки ему на завтрак готовила мама. Когда позднее Луи открыл в Америке ресторан, и посетитель спросил, как называется этот суп, он назвал его в честь располагавшегося неподалёку города Виши.
— Ладно, только осторожнее туши огонь. Да, и не разжигай костров в солнечные дни и когда объявят воздушную тревогу. Я не хочу, чтобы к нам слетелись все британские бомбардировщики.
Альберта сунула в рот сигарету из нагрудного кармана, зажгла её и, сделав затяжку, обратилась к насторожившимся девушкам.
— Ладно, Саори, с тебя причитается.
— А, йя!
— Фух, — получив неуклюжее приветствие, лейтенант с сигаретой в зубах пошла обратно, руки она так же держала в карманах брюк.
— Ох, испугалась, думала, она на нас накричит!
— Даже на улице ничего готовить нельзя… Трудно поверить, но сейчас и в самом деле идёт война.
Мако посмотрела, как Саори с облегчением положила руку на грудь, а затем на восходящее Солнце. Подёрнутая утренней дымкой северная Франция казалась очень безмятежным местом, где не может быть войны.
Однако их спрятанные под деревьями танк только и ждал того момента, когда его стальное сердце вновь начнёт биться. Их необычные будни продолжались…
— Кстати, а где Нисидзуми?
— Мипорин с Ханой и Юкарин отправились за водой. Ах да, Мако, можешь присмотреть за огнём, пока рыба готовится? Я наделаю нам палочек.
— М, хорошо.
Саори взяла собранные Ханой и Юкари ветки и нож, а Мако стала побрасывать топливо в огонь…
Нормандия славится не только своим сидром, но и чистыми грунтовыми водами, так что колодцы в сельской местности представляли собой надёжный источник чистой воды. К одному из таких колодцев в центре поселения и пришли за водой Михо с подругами.
— Так, это я отнесу к танку.
— Хорошо, госпожа Исудзу. Госпожа Нисидзуми, я наполню фляги.
— Да, будь добра.
После того, как Хана взяла небольшую канистру с водой для радиатора, Юкари наполнила из кадки пять фляг М31. Три фляги она с помощью ремешка повесила на плечо, а две другие взяла в руки.
— Три-четыре… — Юкари и Хана уносили свою тяжёлую поклажу, а Михо тем временем одна качала воду со дна колодца.
— Привет, Михо…
— А, фельдфебель Забрина? Что-то вы неважно выглядите, — спросила Михо на английском у подошедшей Забрины. Её встревожило черезчур бледное лицо фельдфебеля.
— Ну, немного перебрала с Урсулой и другими прошлой ночью… Им-то хоть бы что, а вот я… Если Ханна или оберфельдфебель узнают, то мне влетит либо от капитана, либо от лейтенанта…
— Ох, пахнет спиртом… — Михо инстинктивно закрыла рот ладонью, почуяв сильный запах перегара, и пролила часть воды из кадки. Учитывая устойчивость европейцев к спирту, можно было сказать, что выпила она вчера немало.
— Сильно пахнет? От похмелья хорошо помогает настоящий чёрный кофе, но из-за союзников его к нам не возят… А от эрзаца только хуже станет… Живот так болит, что даже завтракать не стала… А ведь днём у нас учения, вот ведь засада…
Забрина набрала в ладони воды и промочила горло, её лицо болезненно скривилось. В таком состоянии поездка в трясущемся на гусеницах танке почти гарантированно привела бы к рвоте. В таком случае внутренности танка будет не отличить от преисподней.
Ломаный английский Забрины не мог донести всего смысла, но, по отдельным словам и жестам, Михо поняла, что фельдфебель страдает от сильнейшего похмелья.
— Ладно, пока Михо, — фельдфебель помахала рукой безмолвной Михо и тяжёлой походкой направилась обратно.
— Простите, фельдфебель, — наконец нарушила тишину Михо.
— М? Что-такое?
— Мы сейчас готовим лёгкий завтрак, он как раз поможет от похмелья…
— Что? Вы? — Забрина остановилась и обернулась, её тяжёлые веки поднялись чуть выше.
— А, да.
— Ладно, Михо, положусь на тебя… Попытка не пытка, может, вы и правда спасёте меня от адских мучений… — она молча посмотрела Михо в лицо, легко хлопнута ту по щуплому плечу и нетвёрдой походкой пошла прочь от колодца.
— Всё ли будет хорошо с фельдфебелем? — беспокоилась Михо, глядя в спину обычно грозного и волевого унтер-офицера.
—Что? У фельдфебеля Забрины похмелье? — с удивлением переспросила Саори, когда Михо докачала воду и вернулась в амбар. Саори уже минут восемь вырезала палочки.
— А? Что? — сидевшая рядом Мако, которая подкладывала хворост в огонь, очнулась от вскрика Саори.
— Похоже на то… — кивнула Михо, после чего поставила ведро с водой рядом с печкой и достала из котелка одно яйцо.
— Ого… — Саори опустила взгляд и снова принялась строгать палочки для еды из веток.
— Так что давай приготовим кашу от похмелья… Надо же как-то позаботиться о фельдфебеле…
Забрина постоянно кричала на девочек во время тренировок, однако в то же время заботилась о них. Не стоило забывать, что именно Забрина принесла рис и другие продукты.
Можно без преувеличения сказать, что в плане заботы о девочках Забрина в 22-м танковом полку была на втором месте после Альберты.
— Вот оно что…
— А почему бы и нет?
Мако и Саори были не против. Наверняка Хана и Юкари, которые ещё не пришли, тоже не стали бы возражать.
— Ладно, приступим…
— А, Мипорин. Я тут выложила раздробленный рис… — протянула Саори крышечку от котелка с раздробленными рисовыми зёрнами.
— Для каши такой лучше всего, тут как раз хватит на одного человека…
— О, понятно. Я в тебе не сомневалась, Мипорин, — Саори улыбнулась командиру, которая знала, как обращаться с продуктами.
— Для начала вскипятим в котелке воду и разведём бульон… — Михо бросила кубик «кнор» в кипящую воду. Он сразу же растворился в кипятке, превратив его в прозрачный бульон.
— Теперь сварим в этом бульоне дроблёный рис. Вчерашний рис идеально подойдёт, — Михо положила в бульон дроблёный рис.
В Японии есть два вида каш: «окаю» и «дзосуй». Последняя делается из холодного риса, но, по сути, это одно и то же. Из стоящего на печке котелка уже валил пар.
— Когда каша сварится, надо взбить яйца и вылить их в котелок… Быстро размешать их палочками, — Михо разбила яйца в крышку, взбила их и вылила жидкость в котелок, размешав содержимое палочками. Похожие на шёлк яйца растворились в каше.
— Если вылить яйца в последний момент, то желток и белок не успеют схватиться. Из специй нужно добавить только соль. Осталось лишь посыпать шнитт-луком и готово, — Михо сняла кипящий котелок с огня, посыпала содержимое солью и свеженарезанным шнитт-луком.
— О-о, каша с яйцами!
— Какая аппетитная… — восхищённо воскликнули Саори и Мако, глядя на кашу.
— Можно добавить лимон по вкусу, хотя вряд ли кто-то из нас будет… — с этими словами Михо нарезала лимон. Освежающий кислый запах дразнил аппетит.
— Понятно, каша в европейском стиле. Мипорин у нас тоже хозяюшка, — похвалила Саори.
— Да не… — смущённо почесала голову Михо.
— Эх, вот бы у нас были вяленые сливы или солёный лосось. Чтобы добавить японского колорита! Ну да ладно, придётся обходиться копчёной селёдкой.
Мако сглотнула слюну, видимо жалобы Саори заставили её вспомнить неповторимый вкус японский солений.
— Ладно, схожу приведу фельдфебеля, — Михо надела теплоупорные перчатки и взяла котелок с кашей.
— Эй, постой, Мипорин.
— А?
— Мако, поработаешь переводчиком?
— Ну хорошо, — встала со своего места Мако.
Хоть Мако и имела привычку очень поздно просыпатьcя, но её способности к языкам никогда не подводили.
— Мако, Саори, спасибо вам, — поблагодарила Михо подруг за помощь.
— Ладно, а я тогда сварю кашу для всех остальных. Возьму за пример метод Мипорин.
— А, да. Будь добра.
—Ага, не подведи.
— Шеф не подведёт, — засмеялась Саори подняла вверх большой палец.
Рядом с укрытым ветками и маскировочными сетями танком «Сомуа» S35, номер 613, под камуфляжным тентом экипаж поглощал нехитрый завтрак.
— Фельдфебель, вы будете есть?
— А-а? Нет… Я лучше немного посплю, — умирающим голосом проговорила Забрина. Подчинённые посоветовали ей лечь на спину и надавить на лоб. Похмелье не способствовало бодрости духа.
— Генерал Урсула же советовала не увлекаться, чтобы утром голова не гудела…
— Сколько вина вы выпили?
— Заткнитесь… У меня и так башка трещит… —фельдфебель снова надела кепи и заворочалась.
— Ну и ну, послал бог командира…
— М? К нам кто-то идёт? — одна из танкисток, накладывавшая сало на ломоть ржаного хлеба, увидела приближающиеся фигуры.
— Это… Михо… И Мако… — лежащая на спальном мешке Забрина внезапно привстала и с облегчением выдохнула, узнав знакомых девушек.
Будь это Ханна с Альбертой, то ей было бы не избежать разноса. Даже такой суровый унтер, как она, не могла тягаться с прожжённым лейтенантом. Тем более с похмельем.
— Фельдфебель Забрина, это я, Михо.
— А, Михо… Прости, я не буду есть… — увидев котелок, который принесли девушки, она прикрыла рот рукой и снова легла, повернувшись спиной.
— Хотя бы одну ложку…
— Не надо… Я просто полежу, пока не объявят сбор…
— А, но ведь…
— Не надо, Михо, я умру, если съем хоть ложку…
— Ох, — столь настойчивый отказ смутил Михо.
— Ну уж нет, — видя, что диалог ни к чему не приведёт, Мако сняла с котелка крышку и поставила его перед носом у Забрины.
— Не надо… М-м? — начала было резко Забрина, но неожиданно осеклась.
«Чем это таким пахнет? Лимоном?» — аромат из котелка заставил Забрину подняться с постели.
— Это у вас что такое? Ризотто с яйцом?
— А, ну да…
Освежающий цитрусовый аромат из котелка, удивительным образом разбудил, казалось бы, крепко спавший аппетит.
— Ладно, одну-две ложки.
— Хорошо, осторожнее, горячо.
— А?!
— Пожалуйста.
Все остолбенели, увидев, что делает Михо: она присела на корточки, зачерпнула кашу, подула на неё и поднесла ложку к лицу фельдфебеля.
— Эй, Михо?
— Да?
Михо смотрела на подёргивающееся лицо Забрины и непонимающе моргала.
— Что ты со мной как с маленькой, не позорь меня. Я сама могу есть, дай ложку… — с этими словами Забрина выхватила у Михо ложку и котелок с кашей.
— А! Простите!
— Кхе-хе-хе…
— Ты как с фельдфебелем обращаешься?
Заметив, как не неё смотрят, Михо покраснела и потупила взгляд. Весь экипаж танка Забрины отвернувшись давился от смеха. Мако тоже решила отвернуться.
— Эй… Я вам ещё припомню… Так, ой-ой-ой… — Забрина окинула взглядом свой экипаж и отправила ложку с кашей в рот.
«Как-то мне боязно за неё…» — забеспокоилась Михо увидев, как Забрина снова скривилась. Видимо, каша всё ещё была слишком горячей.
— Как вам? — опасливо спросила она после того, как фельдфебель съела первую ложку.
— Вкусно. Бульон, нежный рис и яйца идеально сочетаются, и глотается легко. Мне нравится аромат лимона и лука, а также это кислое послевкусие, — Забрина явно не ожидала такого от каши.
Цитрусовый аромат возбуждал аппетит, а нежный рис и яйца всмятку исцеляли пострадавший о выпивки организм. Плюс оставалось освежающее послевкусие… К Забрине вновь возвращалось украденное похмельем ощущение жизни.
— В каше много полезных элементов, которые помогают ослабленному организму восстановиться после похмелья, — Мако переводила на немецкий слова Михо.
— Гут. Определённая эта штука помогает от похмелья!
— Похоже, у тебя получилось лучше некуда, Михо.
— А… Вот и хорошо… — с облегчением выдохнула Михо, видя как Мако подняла большой палец.
— А? Настолько здорово?
— Ризотто со свежими яйцами — это деликатес.
— Вкусно пахнет лимоном, — подчинённые Забрины заглядывали в котелок с кашей.
— Эй, даже не надейтесь.
— Как же так, фельдфебель? Решили всё себе заграбастать? — танкистки не скрывали эмоций, им тоже надоела однообразная еда.
— Конечно, я же больная…
— Вы просто перепили вчера…
— Сами же сказали, что помрёте, если съедите хоть ложку?
— Так нечестно. А мне дадут такое, если я заработаю похмелье?
— Молчать. Ешьте спокойно.
Искоса поглядывая на жалующихся девушек, Забрина стала вливать в себя завтрак. Вскоре котелок опустел.
— Хм, неплохо. Значит, не только у Саори есть скрытые таланты, — похвалила она Михо, вытирая рот платком. Похоже, её состояние стало намного лучше: лицо приобрело свой естественный цвет.
— Благодарим, фельдфебель, — ответила Михо по-немецки.
— Это я должна тебя благодарить. Твоё ризотто с яйцами сделало своё дело. Теперь мне не придётся испытывать муки ада на учениях. Спасибо, Михо, — поблагодарила её через Мако Забрина. Несмотря на крутой нрав по своей природе она была человеком честным.
— Не стоит… Мы тогда пойдём?
Поклонившись Забрине, Михо взяла пустой котелок и вместе с Мако пошла в свой амбар.
«Выручили меня. Надо будет им потом что-нибудь принести. Они ещё девочки, может, сладости?» — думала Забрина с нежностью глядя на удаляющихся девочек.
У дверей амбара Михо и Мако уже ждали их подруги: Юкари и Хана.
— Госпожа Нисидзуми, госпожа Рэйзэй, с возвращением.
— Завтрак готов.
— О, здорово.
И они вчетвером зашли под крышу амбара.
— Михо, Мако, с возвращением, как всё прошло?
— Хорошо, фельдфебель нас поблагодарила, похоже, её похмелье прошло. Вот, котелок пуст, — Мако показала Саори пустой котелок, пока та суетилась с завтраком.
— О-о, неплохо, Мипорин, — восхищённо воскликнула Саори, но Михо смущённо сложила руки на груди.
— Ну да… Только я всё равно тебе не ровня, Саори.
— Не принижай себя, ладно, давайте завтракать. Я тут решила взять пример с Мипорин. А Хана сделала украшение из цветов.
На деревянном столе лежали крыши от котелков с яично-рисовой кашей, посыпанной мелко нарезанным луком. Ещё на одной крышке в центре стола лежала копчёная селёдка. Дополняла интерьер простенькая вазочка с букетиком маков и венок из клевера.
— Это Хана сделала?
— Да, я не умею готовить, поэтому решила украсить стол цветами.
Хана действительно не умела готовить. Собрать хворост и принести воды — вот и вся помощь, которую она могла оказать. Поэтому, чтобы не мешаться, она нарвала красных маков и сделала венок из клевера, чтобы украсить стол.
— Очень красиво, — скромное украшение из цветов обрадовало Михо.
— Кстати, я сделала палочки, — когда Мако села на стул, Саори разложила перед собой пять пар палочек.
— Белый и красный в окружении зелёного очень красиво смотрятся, — сказала Михо, глядя на кашу, от которой поднимался пар.
Она была не такой, какую готовили Забрине. От неё не пахло лимоном.
— Ну, думаю, у неё не такой насыщенный вкус, так что можно добавить копчёной селёдки. Признаюсь, когда Мипорин с Мако пошли к фельдфебелю, я попросила Юкарин убрать кости.
— А, вот как?
— Да уж, сколько в ней было костей… — сидевшая справа от Михо Юкари смущённо почесала голову. Видимо, сборка пластиковых моделей приучила её к тонкой работе.
— Ладно, давайте уже завтракать. Приятного аппетита!
— Приятного аппетита!
По команде Саори, все сложили руки перед грудью. Такой ритуал почти не увидишь в Западной Европе.
Первым делом все попробовали кашу без добавок.
— Угу, у неё тонкий вкус.
— Яйца и рис такие нежные.
— Самое то, если простудишься или потеряешь аппетит, — делились своими впечатлениями девочки.
— Что ж, пора добавить рыбки, — спустя где-то три минуты произнесла Саори и бросила в кашу копчёную селёдку. Все остальные последовали её примеру и взяли палочками кусочки селёдки с тарелки в центре.
— О, неплохо!
— Да, вкусно. Хоть это и европейская кухня, но чувствуется что-то восточное.
— Сильносолёная селёдка идеально поддходит к этой каше.
— Походит на тядзукэ из лосося. Солёная селёдка хорошо сочетается с нежной кашей, — радостно обменивались мнениями девочки.
Копчёное мясо сельди растворялось в лёгком бульоне и придавало блюду солоноватый привкус. Нежный рис и яйца отвечали вкусам юных японок.
— Вот бы у нас ещё были нарезанные нори…
— Кстати, спасибо, что напомнила, Хана. Тут же рядом океан? Может, получится добыть нори?
— Это будет сложно Такэбэ. В этих краях не принято есть водоросли… Да ещё и время сейчас такое…
— Хм-м… Жаль-жаль…
— Ладно, думаю, благодаря завтраку от Такэбэ мы сможем пережить учения.
— Ну да… К тому же баланс веществ тут что надо…
Девочки громко разговаривали и чуть ли не вливали в себя кашу. Если плохо есть, то не хватит сил на постоянные тренировки. Особенно это понимала Юкари, которой приходилось поднимать тяжёлые снаряды в тесной башне, и Мако, которая должна была тянуть тугие рычаги.
— Ах да, плоды моих трудов… Точно! — Саори почесала голову и вдруг вскрикнула.
— Что случилось, Саори?
— Я забыла достать вишисуаз!
— Вишисуаз?! — Михо, Хана и Юкари одновременно наклонили головы, пока Саори смотрела в потолок.
— Ах да, когда я проснулась, Саори что-то готовила. А потом пришла Альберта и спросила, что она делает… — только Мако поняла, в чём дело.
— Да-да!
— А? Ещё что-то есть? Но я уже наелась, — к тому времени Хана опустошила тарелку и вытирала губы платком. Саори специально положила ей побольше, но её порция исчезла в мгновение ока.
— Верно, хоть это и лёгкая каша, но она очень сытная, — поддержала разговори Саори, она тоже положила палочки. Все одобрительно кивнули. А затем…
— Спасибо за угощение! — «Морской чёрт» закончил завтрак.
Сегодня они снова тренировались водить танк как танкистки вермахта. Однако после учений их ждал приятный сюрприз…
Tags: in 1944 france eating, перевод
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment