?

Log in

No account? Create an account
elf

elven_tankmen


Записки эльфа-танкиста


Previous Entry Share Next Entry
Отядзукэ: стойкая культура.
ervin2
elven_tankmen
Перевод статьи "Rafu Shimpo" за авторством Итиро Симидзу.
Оригинал по ссылке: http://www.rafu.com/2015/01/ochazuke-an-enduring-culture/


В Японии до сих пор сохраняются устои и традиции, которые попали туда вместе с музыкой Бетховена.

Токусимский оркестр под руководством Германа Гансена исполнил множество концертов для японской публики как на территории лагеря, так и за его пределами.
(собрание Немецкого дома Наруто)


Посетите любой крупный японский город в декабре, и вы наверняка услышите «Оду к радости», четвёртую часть знаменитой 9-й симфонии Бетховена. Чаще всего её исполняет оркестр и хор, в Японии эту мелодию традиционно исполняют на празднествах, посвящённых окончанию года.
В период моей юности в Токио мне казалось, что эту традицию к нам принесли из Европы. Некоторые считали, что у неё немецкие корни. Действительно, в немецком Лейпциге эту симфонию исполняют 31-го декабря в честь наступления Нового года. Однако у этой традиции нет ничего общего с японской.
Для меня было неожиданностью узнать, что традиция исполнять 9-ю симфонию чисто японская и зародилась после Второй мировой, а в 80-х завоевала популярность. Есть мнение, что организаторы концертов придумали её сами ради прибыли. Однако можно услышать и альтернативную версию.
В конце Второй мировой 9-й симфонией провожали на фронт новобранцев из Токийского музыкального училища, ныне известного как Токийский университет свободных искусств. Позднее эту мелодию исполнили 30-го декабря 45-го года, чтобы почтить память по-гибших студентов. Некоторые считают, что после этого 9-я симфония стала музыкой для ежегодного поминовения павших и распространилась по всей Японии.


Программа первого концерта в Японии, на котором исполнили 9-ю симфонию Бетховена, напечатанная немецкими пленными.
(собрание Немецкого дома Наруто)


Сейчас в Японии существует несколько хоров, исполняющих 9-ю симфонию в честь праздников. «Дайку-о-Утау-Кай», что значит «Компания, поющая 9-ю», насчитывает уже двести тысяч певцов по всей Японии. За пределами страны она представлена хором в Лос-Анжелесе.
После концерта в 2009 году, организованного Японской Ассоциацией Бизнеса, несколько исполнителей, включая меня, решили сформировать лос-анжелесское отделение «Дай-ку». За последние годы мне удалось узнать поразительные факты о 9-й симфонии, Японии и Германии.
Впервые в Японии, да и во всей Азии, 9-ю симфонию исполнили немецкие военные, по-павшие в плен в годы Первой мировой войны.
После капитуляции крепости Циндао в Китае, примерно 4700 немецких солдат попали в лагеря для военнопленных на территории Японии. Порядка тысячи из них оказались в лагере Бандо у Оасы, Наруто, Токусима. Перемирие 1918 года разрядило атмосферу, и комендант лагеря Тоёхиса Мацуэ относился к пленным великодушно, в соответствии с самурайским духом: «С ними следует обращаться достойно, ведь они сражались за свою страну так же, как и мы».
Многие из пленных не были кадровыми военными и владели разнообразными мирными навыками, например, в области музыки, спорта, кулинарии и так далее. Это помогло им перенести немецкий образ жизни в лагерь для пленных. Они даже профессионально вы-пускали свою газету и построили фотостудию. Они устроили рестораны, мясницкую, кондитерскую, часовую мастерскую и так далее.
Таким образом жившие рядом с ними японцы знакомились с немецкой культурой, а сами немцы больше узнавали о культуре японской. Пленные постоянно проводили концерты и фестивали. 9-ю симфонию Бетховена исполнил Токусимский оркестр под руководством Германа Гансена, насчитывавший 40 музыкантов, 4 солистов и 80 певцов. Этот сюжет послужил основой для японского фильма “Baruto no Gakuen” 2006 года.

Подобные мероприятия проводились не только в лагере Бандо. В каждом по одному оркестру было и в каждом из других лагерей: в Курумэ, Нарасино, Ниносиме и Осаке. Есть сведения, что Нарасинский оркестр в то же время исполнял 9-ю симфонию. И хотя впервые 9-ю симфонию исполнили в лагере Бандо, этот концерт был для немецких пленных, а не для жителей города, как показано в фильме.
Впрочем, есть свидетельства того, что немецкий оркестр выступал для японских старшеклассниц в Курумэ. Их пригласили выступить в старшей женской школе Курумэ, которая сейчас называется старшая школа Мэйдзэн, и в их репертуаре были вторая и третья часть 9-й симфонии. Так что это выступление в Курумэ, возможно, было первым, на ко-тором японцы услышали 9-ю симфонию. Вы, должно быть, уже заметили, что в репертуаре не было «Оды к радости», которая исполняется вместе с хором и солистами.
Во время поисков информации о появлении 9-й симфонии в Японии мне попадались интереснейшие истории жизни немецких пленных. Даже сейчас заметно, как они и их родные одарили японскую культуру. Некоторые из этих солдат прославились, когда стали заниматься в Японии своей профессией.
Я помню, как мама часто покупала ливерную колбасу в мясной лавке под названием «Ломайер» неподалёку от дома. Это было в Токио, на расстоянии одного квартала от Дай-ити-Кэйхин в Синагаве. «Ломайер» славился своими мясными продуктами на всю Японию. Даже в детстве мне казалось странным, что в нашем районе есть такая лавка, потому что в пятидесятые западные колбасные изделия не пользовались особой популярностью в Японии.
Сестра рассказывала, что что внутри лавка была целиком обложена белой плиткой, это было весьма необычно, как и вывеска, написанная на немецком. Она также вспомнила, что покупателей часто обслуживал какой-то европеец. Я помню, что там всегда была от силы пара человек, отчего в лавке было довольно тихо. Позднее мне довелось узнать, что лавка была частью фабрики.


Немецкие пленные в баре, который они построили в лагере Ниносима (собрание города Хиросима)

Основатель фирмы, Август Ломайер, попал в плен и Циндао и работал на кухне в лагере для пленных. После освобождения он стал готовить мясо в токийском «Империал Отель», где заработал хорошую репутацию, благодаря чему смог открыть ресторан в Гиндзе.
Хорошее описание ресторана Ломайера можно найти в романе Дзюнъитиро Танидзаки «Сёстры Макиока». Ресторан быстро вошёл в число самых фешенебельных место Токио.
Другой пленный, Карл Йозеф Вильгельм Юкхайм, стал владельцем известной пекарни. До войны он держал кафе в Циндао. И хотя он не был военным, его тоже поместили в лагерь Ниносима рядом с Хиросимой. Там он испёк традиционный немецкий пирог баумкухен и представил его на «Выставке творений немецких солдат» в Хиросиме в 1919 году.
Выставка проходила в здании, которое сейчас известно как «Атомный купол». Это известное на весь мир здание сильно пострадало во время ядерной бомбардировки Хиро-симы.


Листовка, приглашающая на «Выставку творений немецких солдат» в Хиросиме в 1919 году
(Йоханна Мецгер, семейный архив Мецгеров)


Карл зарекомендовал себя искусным пекарем, и его пригласили на должность старшего пекаря в кафе «Европа» в Гиндзе. Родные переехали к нему из Циндао. После того, как кафе было разрушено Великим землетрясение Канто в 1923 году, его контракт потерял силу. Поэтому он с семьёй переехал в Кобэ, где открыл собственную кондитерскую.
Так Карл и его жена Элиза стали владельцами известной кондитерской «Юкхайм». Они продавали не только пироги и сладости, но и другие блюда, так что их заведение быстро стало популярным.
Спустя примерно десять лет Карла свалил психический недуг, и Элиза решила отвезти его в Германию на лечение. Карл вернулся спустя несколько лет, но он уже стал другим человеком. Кондитерская тоже переживала не лучшие времена из-за дефицита продуктов, вызванного началом новой войны.
Юкхаймы зарыли кондитерскую и продолжили только печь хлеб. Они переехали в гостиницу «Рокко» в Кобэ, где жили до смерти Карла. Карл умер за день до окончания Второй мировой войны, сказав напоследок Элизе: «Война скоро закончится, мир вернётся». В городе не нашлось достаточно большого гроба, поэтому его тело завернули в парусину и кремировали.
Другой пленный, Генрих Фройндлиб, из лагеря в Нагое стал первым заведующим производством «Мукомольной компании Сикисима». Он также начал печь свой хлеб, так что компания изменила название на «Пекарня Сикисима». Её бренд, «Паско», до сих пор знают во всей Японии.
Позднее он работал в «Надамане» в Осаке, а затем открыл собственное заведение - «Домашнюю немецкую пекарню» в Кобэ, которая пользовалась большим успехом у живших в Кобэ иностранцев. Генриху удалось создать сеть из более чем десяти магазинов, однако все они, к сожалению, были уничтожены бомбами во время войны.
После того, как его сын вернулся из Германии, где изучал хлебопекарное дело, они вновь открыли пекарню. Теперь в Кобэ есть несколько пекарен «Фройндлиб», пользующихся хорошей славой.
Франц Карл Мецгер из Эссен-Альтендорфа попал в плен в Циндао и прошёл три лагеря: Курумэ, Осака и Ниносима, пока его не выпустили в 1919 году. До войны он работал с фотоаппаратами и на выставке представил лазер собственной конструкции. Позднее его взяли инженером в компанию «Коника», ныне «Коника-Минолта», а после он открыл свой ресторан Иокогаме.


Комендант лагеря Тоёхиса Мацуэ. (собрание Немецкого дома Наруто)

Он женился на японке по имени Тацу и дожил до 1960 года. Его могила расположена на кладбище у церкви Ёки-но-сита в Камакуре. Во время написания этой статьи мне по-счастливилось встретить его внучку, Йоханну Мецгер. Оказалось, что её сын ходит в ту же школу, что и дочь Джеффри Бернштейн музыкального руководителя и дирижёра лос-анжелесского отделения «Дайку».
В первое воскресенье июня в городе Наруто проводится торжественный концерт «Наруто-но-Дайку». Каждый год дирижёр и четыре солиста меняются, а хоры со всей Японии собираются вместе, чтобы исполнить 9-ю симфонию Бетховена. Джеффри Бернштейн назначили дирижёром в 2013 году, поэтому присутствовала большая часть членов «Дайку» из Лос-Анжелеса и несколько участников «Пасадена Мастер Хорал». На концерте выступили 646 человек – рекордное число участников.
В перерыве между выступлениями я зашёл в храм Оаса-хико, располагавшийся рядом с лагерем Бандо. Теперь это мемориальный парк, в котором можно увидеть, что немцы оставили в подарок жителям города. Там есть два моста, один из которых называется Немецким и служит памятником, а второй – Мостом-очками и перекинут через небольшой пруд с карпами.
Глядя на эти два моста, я невольно вспомнил строчки из «Оды к радости»:
Deine Zauber binden wieder,
Was die Mode streng geteilt,
Alle Menschen werden Brüder,
Wo Dein sanfter Flügel weilt.
(Ты сближаешь без усилья
Всех разрозненных враждой,
Там, где ты раскинешь крылья,
Люди — братья меж собой.)



Мост-очки (Мэганэ-баси) и пруд с карпами в саду храма Оаса.
(Итиро Симидзу/«Рафу Симпо»)



  • 1
Божественный Людвиг Ван. Люблю его слушать со своими drugi в баре Moloko+.

  • 1