?

Log in

No account? Create an account
elf

elven_tankmen


Записки эльфа-танкиста


Previous Entry Share Next Entry
Rodina и Железный крест. Глава 1. Часть 1.
ervin3
elven_tankmen
Решил попереводить рассказики, а то что одной мангой ограничиваться, правда?
Это черновик перевода, так возможны ошибки, вернее, они скорее всего есть.
Иллюстрациии здесь.


Всё же я не уйду из танководства. Часть 1.

— Да уж, пришлось попотеть. «Как ты себя чувствуешь? —ласково спросила она, и протянула мне холодную бутылку со спортивным напитком, очень кстати, потому что я очень устала после тренировки.
— А… С… спасибо… — мне не хватало воздуха, и это единственное, что я могла ей ответить. Всё-таки непрерывно таскать 37-мм снаряды — это вам не шутки. Жаль, но больше возможности поговорить с нашим командиром Нисидзуми мне так и не представилось.
Но тем не менее всякий раз, когда мне становилось тяжело от постоянной муштры в танковой команды средней школы, я говорила себе: «Потерпи ещё немного. Скоро ты поступишь в старшую школу, и вы обязательно будете сражаться плечом к плечу».
Однако мои мечты пошли прахом… Когда я поступила в старшую школу, её уже там не было.
Школьный корабль «Чёрный лес» выполнен в виде немецкого авианосца «Граф Цеппелин», а его население составляет сто тысяч человек. Настоящий плавучий остров! И над ним уже сгустились тучи.
Уроки уже закончились, и попавшие под внезапный дождь ученицы, держа портфели над головами, спешили в общежитие по мощёной дороге, обрамлённой с обеих сторон рядами клёнов. И в тот же сквозь стволы деревьев можно было заметить, как по параллельной дороге промелькнул джип «Виллис» с эмблемой школы в виде креста.
Школы «Чёрный лес» славилась тем, что костяк её бронетанковых сил составляла немецкая бронетехника, так же дело обстояло и с остальным транспортном. Поэтому, увидев вместо привычного «кюбельвагена» или «хорьха» американский джип, многие ученицы удивились и ещё некоторое время смотрели ему вслед.
В джипе, у которого, кстати, была поднята брезентовая крыша, сидели две девушки, закутанные в зельбаны с осколочным камуфляжем. Видимо, так они хотели защититься от грязи, потому что крыша закрывала только верх машины.
У девушки сзади на голове была серая кепи, подобная тем, которые носили немецкие танкисты, в то время как водитель почему-то носила форменную ушанку «Правды».
— А? Эй, Курикава, остановись.
— В чём дело, Кобан?
Та, которую назвали Кобан, высунулась из джипа и посмотрела в сторону тротуара. Посреди безлюдной улицы на скамейке сидела одинокая школьница, одного взгляда было достаточно, что понять, что она тут уже давно и успела промокнуть до нитки.
— Ты чего там сидишь?
— Эй-эй, простудишься же.
Кобан выскочила из джипа, подбежала к школьнице и приложила руку к её лбу. Похоже, что у неё и в самом деле жар.
— Отвезём её в лазарет?
— Боюсь, доктор уже ушла.
— Тогда придётся везти в город.
Кобан положила несчастную школьницу на заднее сиденье, после чего закинула в джип её вещевой мешок, а затем уселась на переднее место.
— Поехали.
С этими словами Курикава переключила передачу, и джип, сделав разворот, помчался в обратную сторону.
Двумя часами ранее в штабе танковой команды «Чёрного леса» можо было увидеть такую картину: наследница одной и нескольких великих японских танковых школ и командир танковой команды «Чёрного леса» Нисидзуми Махо стояла перед поставленным у окна рабочим столом. Рядом с ней — её заместитель Ицуми Эрика. А напротив них стояла ещё одна девочка, немногим ранее попавшая под дождь.
— Эфу Миё, ты уверена, что хочешь перевестись на другое направление?
— Так точно, командир Нисидзуми.
Эрика пробежала глазами по табелю успеваемости и сказала:
— Хм, со средней школы ни разу не была в основном составе. В старшей школе результаты тоже оставляют желать лучшего, удивляюсь, как тебя взяли. Говоря начистоту, сейчас ты лишь мешаешь команде.
— …
Махо взглянула на потупившую взгляд Эфу, а затем на Эрику. Та сразу поняла, что дальше продолжать не нужно.
— Прости. Если ты так решила, то я не в праве тебя удерживать. Очень жаль.
— Да, и вы меня простите.
Сложив свои пожитки в большой походный мешок, она вышла из общежития. И хотя её ещё официально не вычеркнули из списка танкисток школы, она уже не ощущала себя частью команды. Ей просто хотелось уйти подальше. Так Эфу шла по дороге, пока не увидела скамейку, только сев на неё она смогла немного успокоиться.
«Ну вот, так ничего и не добилась. Меня вот-вот исключат из танкисток… А там делай что хочешь».
Когда она услышала, что Нисидзуми Михо ушла в другую школу, то ощутила в пустоту в душе. И с тех самых пор это чувство не покидало её ни на минуту. И чтобы избавиться от него она решила уйти из танковой команды, да к тому же Национальный чемпионат уже закончился, и она твёрдо знала, что так она не подведёт команду.
«В этой школе есть не только танки, я могу пойти на мореходное или животноводческое направление. Ещё не поздно начать всё с чистого листа. Только…»
Но всё равно она чувствовала горечь утраты. У неё не осталось сил даже для того, чтобы встать со скамейки.
«А что я умею… Кроме танководства? Чем я хочу заняться?»
Вокруг стало темно, и по щекам девочки потекли уже не слёзы, а капли дождя…
— Пурум-пум-пум…
Звуки детской песенки и запах копчёной селёдки вернули Эфу в чувство.
— Мама?
Эфу только проснулась и не могла толком разглядеть, где она находится.
— М? Ну слава богу очнулась.
— Похоже… Я долго спала. Мне было очень тяжело, но я всё равно старалась… Однако… Я всё же рада вернуться домой раньше времени.
— Ага, не переживай. Ты на школьном корабле «Чёрный лес».
— На корабле?!
От неожиданности Эфу подскочила и обнаружила, что всё это время лежала на простой деревянной кровати в небольшой комнате с бревенчатыми стенами. По всем признакам это место напоминало бревенчатый дом, однако в стенах не было ни одного окна. Эфу заметила, что на ней только футболка и бельё, а её форма лежит за печкой-буржуйкой.
— Т… Ты не мама!
Услышав эти слова, ученица «Чёрного леса», которая стояла в углу, по всей видимости, отведённом под кухню, повернулась к Эфу. Коричневые лохматые волосы, расстёгнутый мундир, висящий на виду именной жетон и развязное поведение отчётливо показывали, что ей не очень-то по душе дисциплина. С улыбкой на лице она подошла к Эфу, которая уже окончательно проснулась.
— Я Курикава из одиннадцатого класса. А ты из десятого?
Эфу удивил диалект Тохоку, непохожий на говор жителей Кумамото и Кюсю, и она сконфуженно кивнула.
— П… простите! Миё Эфу, десятый класс.
— О, очнулась?
Тут Эфу увидела в комнате ещё одну девушку, которая сидела у стола и читала газету, а на голове у неё была вязаная кепка, так называемый «джип».
— Командир Кобан, обед готов.
— Поняла. Миё, да? Садись за стол, тоже поешь. Тебе понравится.
— А…
— Интинай Кобан, одиннадцатый класс, командир танка.
Командира Кобан отличали внушительные брови и аккуратная короткая стрижка. Новая знакомая показалась Эфу куда строже, не в пример Курикаве. Кобан протянула Эфу, складной походный столовый набор, состоявший из ложки, вилки и ножа.
Наконец обед был подан на стол и три девушки в бревенчатой комнате, невесть каким образом оказавшейся на корабле, приступили к трапезе.
Выбор блюд оказался невелик и представлял собой рацион немецких солдат на Восточном фронте, разве что всего было куда как больше: горох с беконом, квашеная капуста, ржаной хлеб, да кофе из фляги.
— Ты проспала весь день. Мы отвезли тебя к доктору в город и он дал лекарство, ну а потом привезли сюда. А, я сообщила в школу, что с тобой.
— Спасибо вам большое за заботу.
— Похоже, твоя простуда уже прошла. Почему ты сидела под дождём?
— Да наверное… Просто задумалась…
— Со стороны казалось, что ты в полном ступоре.
— А вы тоже танкистки?
— Ну да, и мы тоже.

— Можно задать вам ещё один вопрос?
Эфу перестала есть и посмотрела на Кобан.
— Какой?
— В прошлом году у вас заместителем командира была Михо Нисидзуми… Что вы думаете о её поступке на чемпионате?
Услышав эти слова, командир замерла с ломтиком хлеба в ругах, который она собиралась сломать.
— А почему тебя это интересует?
— Я изо всех сил стремилась попасть в «Чёрный лес» потому что надеялась служить под началом Михо Нисидзуми…
— Ага, и теперь ты чувствуешь, что она тебя предала?
— Вовсе нет, я очень горжусь, что она бросилась на помощь экипажу «тройки». И я считаю, что никто не вправе её за это осуждать. Я поняла, что не могу относиться к ней с презрением, как остальные и поэтом решила уйти…
Эти слова Эфу произнесла уже сквозь слёзы. Ответ Кобан не заставил себя долго ждать.
— Знаешь, эти «Десять побед подряд» так прицепились к нашей школе, что у нас нет права проигрывать. И мы пойдём на всё, чтобы победить в следующем чемпионате. В «Чёрном лесу» к танководству относятся как к войне, а не боевому искусству.
— Войне…
— Заместитель же отнеслась к танководству именно как к состязанию. У нас считается, что даже мёртвый не вправе покинуть танк и ничто не оправдает второе место.
— В конечном счёте мы ей так ничего и не сказали.
— Ясно, вот как некоторые считают.
Эфу немного успокоилась и вытерла слёзы.
— Эй-эй, мы не имеем ничего общего с этими твердолобыми последователями школы Нисидзуми и вонючими старухами! Ха-ха-ха! — неожиданно смело заявила Кобан и залилась смехом.
— Но я всё же решила уйти из танководства… Спасибо вам за угощение.
Эфу сложила руки в благодарственном жесте и попыталась встать из-за стола.
— Быстро же ты сдалась. А кем ты служила?
— Заряжающим на «тройке».
— А из пушки стреляла?
— Только на тренировках.
— Ну ладно, как доедим, я тебе кое-что покажу.
Наконец, они покончили с обильным обедом и вышли на улицу, где Эфу наконец-то смогла понять, где она находилась. Это оказался простой одноэтажный дом, крытый соломой, однако весьма добротно построенный.
— 73-е общежитие, ну, или, скорее, дом. В одной комнате живём мы с Курикавой, в другой кухня, ну а третья свободная.
Дом был окружён тёмным лесом, как на танковом полигоне. У стены под навесом стоял джип, на котором сюда привезли Эфу.
«Виллис? Что он здесь делает?»
Несмотря на сомнения, Эфу решительно последовала за своими новыми подругами.
— Мы на месте.
Они оказались перед бревенчатым срубом, а по соседству с ним стоял большой кирпичный ангар. Кладка начала разрушаться, а кое-где висели какие-то тряпки.
— Ну-с.
И Курикава аккуратно открыла большие двустворчатые двери и включила свет. В глубине ангара среди инструментов и лестниц стоял танк, которого ещё не видели в команде «Чёрного леса».
— Топливо залили сегодня. Завтра привезут снаряды, и он будет готов к бою.
— Это же… Т-34?!

  • 1
А новеллы по Рокет гёлз не думаете попереводить? Судя по картинкам в инете там новые персонажи добавляются, значит автор пишет дальше.
И еще вопрос - додзинси по GUP("мамы" + от китайского автора) отдельные страницы из которых здесь появлялись - а почему их нигде нет в полном виде? - совсем хреновые получились или джентельменское соглашение есть - год-два новую мангу не выкладывать?

  • 1